porno

Исторические

Миграции

Канищев В.В., Морозова Э.А. (Тамбов)
Микромиграционные процессы в среде государственных крестьян Тамбовской губернии в первой половине XIX в. (по материалам выселок с. Рассказово Тамбовской губернии) 

Общеизвестным фактом является то, что в первой половине XIX в. началось организованное переселение государственных крестьян из уже достаточно плотно заселенной центрально-земледельческой полосы России в районы Урала и Сибири [1]. Однако механизм этого процесса на уровне конкретных переселенцев практически не изучался.

С. Рассказово Тамбовского уезда представляет немалый интерес в этом отношении, т.к. к концу XVIII в. в нем наметились признаки перенаселения и соответственно нехватки земельных угодий. С одной стороны, это побудило крестьян и помещиков к частичному переходу от земледельческой к торговой и промышленной деятельности и привело к постепенному превращению Рассказова в крупное торгово-промышленное село. С другой стороны, часть крестьянского населения села выселилась на окрестные территории. Однако в течение первой половины XIX в. и в рассказовских выселках, образованных государственными крестьянами, стало ощущаться перенаселение, что и побудило государство к организации переселения в малоосвоенные районы страны.

Некоторые возможности для изучения микромиграционных процессов дают ревизские сказки. В нашем случае таковыми являются первичные материалы ревизий 1850 и 1858 гг. по государственным деревням рассказовской округи [2]. Наибольшая ценность ревизских материалов состоит в том, что они не только отражали факты миграции, но и позволяют увязывать миграционные процессы со структурой конкретных семей. В статье привлечены также некоторые материалы, связанные с земельными отношениями в рассматриваемой территории, которые важны для понимания причин миграции [3].

Переселенческое движение в государственных деревнях рассказовского прихода не было широким по масштабам. Всего, не считая чисто репрессивного переселения в Закавказье молоканских семей, на жительство в Томскую и Оренбургскую губернии из Рассказовских выселок в 1853-1854 гг. выехало 26 глав больших семей с детьми. В целом переехали около 60 малых семей (около 111 мужчин и 105 женщин). Невозможность более точного подсчета числа малых семей и общего числа переселенцев определена тем, что данные о семьях приводятся в ревизии 1858 г. за 1850 г. и неизвестно, кто из их членов к моменту выезда в 1853-1854 гг. был уже женатым, кто - холостым или вдовцом, у кого родились дети.

Основная масса переселенцев выехала в 1853 г. в Томскую губернию (9 глав семей с детьми) и в 1854 г. в Оренбургскую губернию (17 глав семей). В 5 государственных деревнях - Рассказовских выселках семьи переселенцев распределились следующим образом: 12 семей - из д. Комаревка, 7 семей - из д. Липовка и 7 семей - из д. Туляны; из деревень Большая и Малая Богословка на переселение не выехал никто. Из общего числа в 71 двор крестьяне выехали из 24 (2 двора дали по 2 разных семьи на выезд), что составляло 33,8% от всех дворов.

Только 10 выехавших семей составляли полное дворохозяйство (14,1% от всех деревенских дворов). Остальные 16 семей выехали из состава больших составных дворов, где после их отъезда остались, в основном по 2-3 малых семьи. Как сказано выше, 2 двора выдвинули из своих рядов по 2 семьи переселенцев, главы которых не состояли в близком родстве. В одном случае невестка главы семьи (жена брата) с 2 малолетними детьми (6 и 4 лет) уехала в Томскую губернию, а 3 его двоюродных брата с семьями уехали в Оренбургскую губернию. Во втором случае, в Оренбургскую губернию выехали 2 семьи племянников главы от разных братьев. В двух случаях выезд состоялся из очень больших семей: 1) 4 племянника с семьями выехали из двора, где осталось еще 7 малых семей; 2) выехал фактический глава семьи с 2 взрослыми сыновьями, а во дворе осталось еще 14 малых семей.

Родственные связи в 16 случаях выезда части населения двора распределялись так: в 5-х случаях выехали номинальные их главы, т.е. старшие мужчины. Дворы остались на родного брата, внуков, племянника и двоюродного брата. В 4-х случаях выехали от 1 до 3 племянников с семьями или без. В 3-х случаях двор покинули младшие братья глав больших семей. Единичные случаи составил выезд из двора двоюродных братьев главы семьи, внучатого племянника, внука и сына. Таким образом, выявлен только один случай выезда из хозяйства кровного родственника по прямой линии - сына, все остальные уехавшие родственники были бокового родства или в третьем колене - внуки.

Преобладание среди переселенцев частей больших семей является особенностью начального этапа переселенческого движения. Во второй половине XIX - начале XX в. из Тамбовской губернии, как правило, мигрировали целые семьи-дворы. Но при этом следует учитывать, что средние размеры крестьянского двора в пореформенный период уменьшились, а его структура упростилась в сторону преобладания простых семей. Отсюда становиться понятной внутрисемейная причина миграционного выбора первой половины XIX в. - невозможность сосуществования в одной расширенной семье многих малых семей с взрослыми главами (часто дедами) при запрете государством разделов в семьях государственных крестьян.

Для понимания причин переселения конкретных семей из конкретных деревень важно выяснить их земельную обеспеченность. К сожалению, наиболее ранний источник, который дает возможность вычислить душевые земельные наделы, - владенные записи рассматриваемых государственных деревень - относится к 1868 г. Но, учитывая, что земельные владения этих деревень, расположенных в давно разверстанной части Тамбовской губернии, в 1850-1860-е гг. вряд ли изменились, можно высчитать душевые наделы на 1850-й год, т.е. канун переселения, а также на последующие годы, дабы определить результаты переселения. При этом для понимания вопроса мы сделали расчеты и по тем деревням, откуда не было миграции.

Табл. 1. Душевые наделы в Рассказовских выселках в 1850-60-е гг. (в десятинах)Деревня 1850 1868
Большая 4,5 4,0 
Богословка  
Туляны 3,8 4,8 
Липовка 2,9 4,6 
Комаревка 3,5 3,7 
Малая Богословка* 6,6 5,7 


* Примечание: Средний надел определен чисто арифметически в целях сравнения с другими поселениями. Реально крестьяне этой деревни владели четвертными подворными землями и у разных владельцев были разные наделы.

Таблица совершенно определенно указывает на зависимость переселения от размеров земельных наделов. В 3-х деревнях, давших переселенцев, в 1850-е гг. наделы уже были значительно меньше минимально нормального для Тамбовской губернии надела в 5 десятин на душу (4). Очень низкий земельный надел в д. Липовка - 2,9 десятин на мужскую душу, начал возрастать еще в 1848 г., когда пошел процесс выселения из деревни молокан. Юридически процесс несколько затянулся, и в ревизии 1850 г. молоканские семьи еще числились в крестьянской общине деревни. На деле же они уже были выселены в Закавказье, и земли, скорее всего, переделены между оставшимися общинниками. Реальный надел составлял, за вычетом молоканских душ, ровно 4 десятины. Самой малообеспеченной землей деревней в 1850-е гг. была Комаревка, которая и дала наибольшее количество выселенцев. Напротив, наиболее обеспеченные землей деревни Малая и Большая Богословка вообще не дали переселенцев.

Результаты миграции из трех деревень оказались, несомненно, благоприятными для оставшихся жителей. Их земельные наделы увеличились, тогда как в деревнях, откуда не произошло выселения, душевые наделы сократились.

Табл. 2. Соотношение мужского и женского населения в Рассказовских выселках в 1850-е гг.Деревня 1850 1858 Переселенцы
Большая 0,87 1,06 - 
Богословка  
Туляны 1,01 0,95 0,97 
Липовка 0,93 0,95 1,16 
Комаревка 1,06 1,01 1,05 
Малая Богословка 0,79 1,04 - 


Таблица отразила сравнительно высокую долю мужчин в деревнях, давших мигрантов. Это видно и по соотношению мужчин и женщин в семьях переселенцев. К 1858 г. в этих деревнях доля мужского сократилась или осталась на прежнем уровне, в то время как в поселениях, не затронутых миграцией, этот показатель резко вырос. В 1850-е гг., скорее всего, выезжали молодые мужчины и семьи с рабочими руками. Из 26 случаев выезда только 7 случаев пришлось на выезд одной малой семьи (26,9% от выехавших). В остальных случаях имел место выезд 2-х и более малых семей. Факты выездов больших сложносоставных семей составили 53,8%. Очевидно, переселенцы в основной своей массе не собирались полагаться на удачу или браки с местным населением, а поднимать новое хозяйство ехали сообща.

Табл. 3. Соотношение едоков и работников в семьях жителей Pассказовских выселок в 1850-е гг.Деревня 1850 1858 Переселенцы
Большая 1,93 1,81 - 
Богословка  
Туляны 1,80 1,89 1.58 
Липовка 1,69 1,83 1.37 
Комаревка 1,66 1,84 1.63 
Малая Богословка 1,87 2,13 - 


Таблица отразила выезд прежде всего семей со сравнительно небольшим соотношением едоков и работников. Это может быть объяснено преобладанием в них молодых брачных пар и небольшой еще "отягощенностью" детьми и соответственно относительно большей готовностью прокормиться в новых, поначалу неизбежно трудных условиях в сравнении с теми семьями, в которых на работников приходилось много едоков и которым было труднее подняться с места.

При рассмотрении вопроса учитывалось и то, что государственные крестьяне как бывшие служилые люди, а затем однодворцы имели особые претензии к государству. Так, однодворцы деревни Туляны еще в период Генерального Межевания конца XVIII в. посчитали, что им недодали 24 десятины 1870 саженей земли до положенной 8-десятинной нормы. При этом в число односельчан, на которых версталась земля, вошли и 22 души дворовых людей однодворцев.

В связи с наделением землей дворовых людей в 1835 г. в Тулянах, где существовало общинное землевладение, возник спор между владельцами дворовых и остальными общинниками. Община оказалась сильнее отдельных домохозяйств. 4 семьям (3 семьи Черновых и 1 семья Карповых) так и не удалось доказать, что их земля - не общинный надел, а жалование их предкам за службу и их дворовые имеют право на традиционный душевой надел 8 десятин из общинной земли. Подобная ситуация не устраивала остальные 16 семей их односельчан. Особенно показательна позиция клана Толстовых, который сильно разросся и 30 четвертей (около 15 десятин) пахотных земель на 6 дворов (около 30 малых семей, 58 душ мужского пола) его совершенно устраивал. Толстовы требовали, чтобы дворовых (особенно это касалось новоприобретенных), как говорилось в указе 1820 г., хозяева- однодворцы размещали на своих покупных землях. Дело окончилось тем, что в 1854 г. все оставшиеся на тот момент однодворческие дворовые люди были проданы казне (уступлены в казну) и переселены с семьями в Оренбургскую губернию (более 20 душ мужского пола). Разверстанная на них земля перешла в общинное пользование.

Интересно заметить, что в д. Малая Богословка тоже были семьи с дворовыми. Но там землевладение оставалось четвертным и споров по наделению землей дворовых не возникало. Тем более, такие однодворцы искренне считали себя дворянами, а все земельные вопросы решались каждой семьей лично.

Таким образом, очевидно, что причинами переселений были не только недостаточные размеры земельных наделов государственных крестьян, но и особенности их земельных отношений, которые к середине XIX в. явно стали напряженными. Набиравшая силу и поддерживаемая государством община отчетливо стремилась уравнять в наделении землей всех своих членов, лишить каких-то привилегий своих односельчан, имевших дополнительную землю и дополнительные рабочие руки за счет наличия у них дворовых людей. В целом вопрос о роли общины в "выталкивании" лишних ее членов на переселение требует дополнительного изучения.

В целом же можно сказать, что микромиграционные процессы в государственной деревне первой половины XIX в. на уровне отдельных поселений определялись наметившимся аграрным перенаселением, падением ниже нормы размеров душевых земельных наделов, наступлением общины на бывшие привилегии госкрестьян, а на уровне конкретных дворов невозможностью сосуществования малых семей в составе огромных расширенных семей. При этом наиболее готовыми к переселению оказались сравнительно молодые семьи с относительно небольшим соотношением едоков и работников.

Примечания

1. См.: Кабузан В.М. Народонаселение России в XVIII - первой половине XIX в. М., 1963.

2. См.: ГАТО. Ф.12. Оп.1. Д.1793. Лл. 477-516, 563-600; Д.2034. Лл.330-375, 414-492.

3. См.: Там же. Д.279. Л.127; Д.1049. Лл.396-396 об.; Д.1515; Ф.26. Оп.5. Дд.422, 427, 430, 446, 461; Сборник статистических сведений по Тамбовской губернии. Т.12. Тамбовский уезд. Тамбов, 1886. сс.142-149, 158-161.

4. См.: Есиков С.А. Канищев В.В. Естественно-исторические критерии определения зажиточности крестьянства на мезо- и микроисторическом уровнях // Зажиточное крестьянство России в исторической ретроспективе: Материалы XVII сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы (Доклад на пленарном заседании). Вологда, 2001. С.17.

http://new.hist.asu.ru/histdem/stat10.html