dolandirici

Паломничество

Записки паломника. Троице - Сергиева Лавра

          Слово паломник происходит от словосочетания – пальмовая ветвь. Наши предки ходили пешком в Иерусалим и приносили оттуда пальмовые ветви в память о своем посещении Святой Земли. Оттуда приносили не только ветви, но и литографические иконки, некоторые из которых уцелели и по сей день. 

         В настоящее время паломничество несколько иное. Паломником сейчас называют человека совершающего поездки по святым местам. К сожалению, многие современные паломники это простые туристы, которые едут в монастыри не на встречу со святыней и не в поисках Бога, а как в места славные своей историй. Иными словами человек идет к колодцу не для того, чтобы зачерпнуть из него и пить, а для того, чтобы полюбоваться самим колодцем. К великому несчастью это наша современная реальность.  

В Троице Сергиевой лавре (записки паломника).

 Послушание.   

      Шло всенощное бдение в Успенском соборе Свято -Троице -Сергиевой лавры. Около подсвечника у иконы Тихвинской Божией Матери стояла девочка лет шести. На ней было надето разноцветное платьице, усыпанное то ли улыбающимися солнышками, то ли улыбающимися цветочками, очень походившими на солнышки. Как и полагается православной христианке, её головка была покрыта платочком, из-под которого, до самого пояса свисали две черные косички с белыми бантиками. Девочка не просто стояла у подсвечника, она несла самое настоящее послушание, ухаживая за свечами, убирая огарки и счищая накапавший воск. Ее совершенно не смущало то, что приходилось становиться на цыпочки, чтобы дотянуться до свечек, а личико было настолько серьёзным, что по нему можно было судить, насколько ответственно ребенок относится к своему занятию.

       К подсвечнику подходили дяди и тети, ставили свои свечи, прося о чем-то своем и, наверное, мирском. Их свечи, от сильной жары и от рядом горящих свечей плавились, сгибались, и девочке приходилось снимать их, чтобы они не растеклись по всему подсвечнику, да и пожара, чтобы не наделать, ведь их огонек, не смотря ни на что, продолжал гореть и когда верх свечи касался подсвечника, превращался в коптящее пламя.

      Может, девочка думала: «Какие странные дяди и тети! Разве нельзя большие свечи ставить к большим, а маленькие - к маленьким. Тогда их огоньки будут на одном уровне и они не станут так плавиться». А может, она так и не думала, а просто творила свою детскую молитву вообще ни на кого не обращая внимания.

        Рядом продолжали ходить дяди и тети, заходили растерянные туристы, у которых от увиденной красоты замирали сердца и широко открывались рты и глаза, причем размеры раскрытых глаз были прямо пропорциональны размерам открытых ртов. Девочка не обращала на них никакого внимания, у нее было очень важное дело, она несла послушание у подсвечника.  

У источника прп. Саввы Освященного.

    После всенощного бдения, устроившись по гостиницам на ночлег, желающие отправились на источник преподобного Саввы Освященного, ученика преподобного Сергия Радонежского. К купели стояла очередь, но спешить было некуда, а, погрузившись, можно было спокойно посидеть рядом на лавочке и просто насладиться тишиной.

        Дневной жар спал, солнце скрылось за горизонтом, уступая свое место круглоликой желтой луне восходившей над куполами лавры. Мир вокруг погрузился в покой и тишину, которую нарушало только пение молитв у святого источника. 

       Красота погружающейся в ночь природы пробуждает удивительные чувства в человеческой душе. Обычно в это время, когда природа успокаивается от дневной суеты, особо ощущается присутствие Бога. Каждый листочек на дереве, каждая травинка, каждая капелька Святого родника пронизана Божеством. В такие моменты удивляешься, как мы осмеливаемся грешить, зная, что Бог рядом, что Он в нас, и ничто не может быть сокрытым от Него. Если бы мы чувствовали это присутствие Божества всегда, то нам стало бы стыдно заключать сделки со своей совестью, продаваясь страстям. 

      Все по-разному воспринимают красоту Божьего Мира, для кого-то поездка в Святое место это просто возможность сменить обстановку и расслабиться. Одна женщина сидевшая на лавочке закурила, из сторожки вышел охранник и попросил затушить сигарету, объяснив, что это Святое место, женщина послушалась, но, наверное, так и не поняла, что же такого плохого она сделала? К сожалению, такое явление встречается и у нас дома, многие из приходящих крестить детей без всякого стеснения закуривают на территории храма, а Святые источники, превращаются в места для паломничества туристов и молодоженов, но не для людей верующих в Бога. 

       Наконец, все погрузились в источник, и мы направляемся обратно в гостиницу. Удивительно, как тесно сосуществуют эти два мира: мир комфорта и мир Русской старины! Мы часто чувствуем, что там, в этой старине, наши корни, что без неё мы никуда, мы припадаем к ней как путник к живительному источнику и вновь спешим к комфорту, все дальше и дальше отходя от кладезя дающего нам жизненные силы.

Утро в лавре.

      Ранняя литургия в Успенском соборе в 5-30 утра. В это время лавра еще не наполнена туристами, закрыты церковные лавки и в храмах лишь те, кто пришел на молитву. В это время можно без суеты подойти к мощам преподобного Сергия Радонежского и спокойно помолится.       

       Утром лавра так же прекрасна, как и вечером. Лучи восходящего солнца пробиваются сквозь листву деревьев и легкий туман, окутывающий голубые и золоченые купола храмов.

       Еще не наступил дневной зной, так изнуряющий паломников, и можно вдоволь насладиться утренней свежестью, от которой скоро не останется и следа, так же как и от покоя, еще наполняющего монастырь в эти часы. Скоро появятся первые туристы, и лавра постепенно начинает превращаться в кипящий муравейник.

         Наша встреча с жемчужиной Русского Православия подходит к концу. Нас ждет еще дорога в Хотьково, к мощам преподобных Кирилла и Марии - родителей Сергия Радонежского и путь домой по раскаленному солнцем асфальту. 

                                                                                                                                                                           Иерей Владимир Шелдовицин